«Вы терпели Советский Союз? Теперь потерпите любовь»

 

Говорят алматинцы завтрашнего дня


Интервью: Айдана Айдархан

Опубликовано: 26.10.2018

Моя страна здесь и сейчас – это клубок из комплексов 90-х, страха перемен, неприятия чужого мнения, громкого осуждения и запуганного молчания. Таким Казахстан видят его самые молодые взрослые – десять героев BLVD X от 19-ти до 25-ти. 

Мы вместе прошлись по алматинским улицам и дворам и поговорили о том, чего ждем от будущего и себя самих. Оказалось, 5 лет – заметная разница: сразу видно, где еще миллениалы, а где – уже поколение Z. 

Балнур, художница, 19 лет

В будущем я вижу Алматы таким гринписовским городом, в котором, наконец, смогли сделать то, что должны были сделать очень давно: избавились от смога и перестали бояться ходить пешком по ночам. И вообще перестали бояться. Сейчас мы будто скот, загнанный в угол. Но нас нельзя взять и на Курбан Айт зарезать. 

Сейчас меня волнует то, что происходит в нашей стране и в мире. Мир меняется. Чувствуется, что народ готов к переменам.

Людей старшего поколения хотелось бы научить терпимости. Почему они терпели Советский Союз, а теперь не могут потерпеть любовь?

Что нужно менять в себе моему поколению? Проблема нашей молодежи – в отсутствии мотивации. Многие даже не видят смысла в высшем образовании, когда есть связи и тусовка.

Садия, химик-технолог органических веществ, 23 года

Мои ровесники слишком рано женятся и выходят замуж. Они еще не познали себя, но тем не менее пытаются брать ответственность за семью, хотя и не готовы к этому. Поэтому у нас так много рушится браков.

Моральные ценности, взгляды молодежи сейчас связаны с их кумирами. На данный момент эти кумиры меня не устраивают. Они пропагандируют не самые полезные вещи. Агрессию, эгоизм. Например, Фейс или семейство Кардашьян просто хотят продать нам свои треки или новую помаду, но не говорят о развитии, учебе, о важности предохранения.

Самая важная вещь, которую нужно понять человеку до 25 лет – это осознать, что он такой же, как все остальные. Не хуже, не лучше. И тогда это будет стимулировать человека добиваться чего-то большего. Я за то, чтобы люди не выпендривались и относились ко всему проще. 

Алибек, маркетолог, 19 лет

Так как я из Уральска, меня волнует молодежь в регионах. У них очень строгие рамки в выборе профессии, есть определенный круг специальностей – бухгалтер, финансист и т.д. Они не понимают, что творческие профессии тоже прибыльные. 

Будь я политиком, ввел бы систему безусловного базового дохода. Если человек будет знать, что у него есть стабильные деньги на жилье и питание, то он сможет заниматься любимым делом, и это начнет приносить прибыль.

Я бы хотел, чтобы все люди в мире ходили на работу счастливыми. Чтобы каждая работа ценилась. Люди смотрят на дворников и говорят: «Человек не учился, теперь двор подметает». И так же детям объясняют. Они не задумываются, что есть те, кому реально нравится убираться! Мы должны относиться к любой профессии с одинаковым уважением. Я надеюсь, в будущем мы придем к этому.

Чем мы отличаемся от тех, кто старше? Наше поколение более рисковое. Мы делаем что хотим, а не то, что диктует нам общество. По крайней мере стремимся к этому.

Кирилл, дизайнер, 20 лет

@krentiiin

kirill_molodezh     

Наши родители прошли ад 90-х, у них остались страхи. Я стараюсь из своих родителей их убирать. Это слишком сильный барьер, который мешает развиваться и жить дальше. Нужно избавиться от старого мышления и думать по-новому. 

Алматы будет процветать, если станет поменьше нытиков и совдеповского мышления типа «раньше было лучше».  

В чем новое поколение уступает предыдущим? У старших больше опыта в бытовом плане — они умеют жить без гаджетов, в отличие от нас. Мне тоскливо, когда я вижу трехлетнего ребенка с айпадом в руках. 

Марьям, журналистка, 20 лет

@xolmes

maryam_molodezh        

Каким я вижу будущее Алматы и алматинцев? Если общество не займет более активную гражданскую позицию, к сожалению, не могу предсказать ни городу, ни его людям ничего обнадеживающего.

Что должны изменить в себе люди старшего поколения? Они очень не любят, когда «яйца» пытаются учить «курицу», так что такой вопрос – потенциальная мишень для негатива. Если бы я все же могла что-то в них изменить, включая своих же родителей, то попросила бы их быть чуть более открытыми к новым знаниям и опыту. Принимать валидность чувств и мыслей своих детей, уметь признавать свою неправоту. Мир меняется, и если это игнорировать, можно рано или поздно этот мир возненавидеть. А в ненависти ничего хорошего нет.

Будь я политиком, ужесточила бы законы о насилии, включая домашнее. Провела бы пресловутую реформу МВД, которую сейчас столькие требуют. И сделала бы, наконец, город удобным для людей с ограниченными возможностями. А то, судя по многим «удобствам», правительство считает, что таких людей вообще не существует. Хотелось бы, чтобы Конституция снова начала что-то значить для власть имущих. 

Асанали, студент медицинского факультета, 21 год

Меня волнует учеба в медицинском. Мы переходим на европейскую систему обучения. Сейчас я на пятом курсе, у нас началась неврология. Раньше ее изучали целый год, а теперь мы проходим всю базу за 8 дней. Это физически невозможно! Каким будет новое поколение врачей? Меня это беспокоит.

Я бы хотел, чтобы в будущем технологии больше помогали людям в плане здоровья. Фантазия, конечно, но, например, чтобы мы пускали в кровь наноклетки, уничтожающие раковую опухоль. Мы к этому придем. Может быть, не в моей молодости, но в старости точно. 

Самое важное, что нужно сделать до 25 – это найти себя. С медицинской точки зрения старение начинается в 25 лет, и дальше человек просто идет к своей смерти. И до этого времени он должен понять, что хочет привнести в этот мир. Конечно, есть люди, которые находят себя и в 40, но чем раньше, тем лучше.

Георгий, студент, 18 лет

Что отличает мое поколение от предыдущих? Мы застали идеальную середину между диджитализацией и активным хардкорным детством. Я и в футбол играл на улице, и домики мы строили. В то же время шел технологический прогресс. У нас были Game Boy, телефоны «кирпичи», а потом и смартфоны. 

Моим сверстникам все доступно. Мы можем стать кем хотим, и это сковывает! Начинаешь бегать туда-сюда, нигде себя не находишь и в итоге работаешь там, где тебе не нравится. Поэтому наша самая большая проблема – это понять себя. Найти то, что приносит удовольствие и доход. Мы разрываемся от того, что не знаем куда податься. 

Каким я вижу мир будущего? Надо заполнять другие планеты, потому что места у нас категорически мало. К 2050 году у нас не будет ни работы, ни земли, начнутся войны за еду и за территорию. 

Марго, фрилансер, 24 года

@margo_m_k

margo_molodezh        

Для меня остро стоит вопрос экологии. Я тот самый человек, который носит с собой эко-сумки, пару целлофановых пакетов разных размеров для повторного использования и очень страдает от отсутствия раздельного сбора мусора. Мне не жалко потратить чуть больше времени, испытать чуть меньше комфорта ради природы моего города, страны и всего мира в целом.

Чему нужно научиться новому поколению? Тому, что ошибаться не страшно. Одна из основных проблем нашего образования в том, что любая неудача так критично отражается на результате, что отпадает любое желание стараться. Оценка неудачи – это ведь субъективное мнение учителя, но из-за этого ноль удовольствия от процесса обучения и куча потраченных нервов. А потом ЕНТ, провал которого почти так же печален, как смерть рода людского. И это только начало жизненного пути одного маленького человека.  

В далеком будущем я надеюсь, что мы перенесем себя в бессмертные тела, будем далеки от мирских забот, и перед нами будет расстилаться вечность. 

Роман, программист, 20 лет

@iminovart

roman_molodezh        

Меня волнует отношение к скейтерам. Для общества мы просто дети, которые катаются на своих колясках, ломают все подряд, портят памятники. Но на самом деле это не так.

Старшие поколения должны выкинуть из себя менталитет СССР. Он сильно мешает, особенно понятие, что если я младше, то должен стоять и молчать. Хотелось бы, чтобы взрослые вспомнили хоть на минуту, что они тоже когда-то были юными и сталкивались с непониманием старших. 

Чего не хватает молодежи? Нас не пропускают в бизнес. Конечно, кто-то пытается что-то делать, но чтобы был прорыв – я этого не вижу. Сидят какие-то агашки, у которых есть связи. А молодой бизнес так и остается малым бизнесом, у него нет никакого влияния.

Я хочу, чтобы в будущем каждый вкладывал свою лепту в развитие страны, а не как сейчас — крутые ребята не остаются здесь, они уезжают в Россию, в Европу и делают все там.

Мира, креативный директор Artefax Movement, 25 лет

@maiwilles

mira_molodezh        

Мое поколение — поколение потерянных людей. Мы очень долго ищем себя, потому что у нас огромный выбор, очень много информации. Все у нас происходит намного медленнее, и поэтому нас не понимают. 

Старшие поколения уже не изменить, но они должны понимать, что все будет идти только вперед. Перестать осуждать. Мне 25 лет, я смотрю на людей, которые на 10 лет младше меня, и многое в них тоже кажется мне странным. Но я стараюсь не стать той «старшей», которая только осуждает. 

Не нужно быть политиком, чтобы что-то изменить. Можно привнести перемены через свою работу. В моем случае — через искусство, оно может быть направлено именно на политические или социальные проблемы. Самое главное — намерение. Я верю в soft power («мягкую силу», – прим.ред.) Иногда искусство шепчет громче, чем какой-то политический акт. 

Фотографы: Алуа Байдарова @alua.baidarova, Димаш Баянды @vivalabento 


 

aaa

Присоединяйся к сообществу BLVD X: