КОСТИ. ОЛИВКИ. САМОЛЕТЫ.

Завтра, 3 мая в 19.00, в Esentai Gallery открывается первая за последние 10 лет персональная выставка казахстанского концептуального художника Рашида Нурекеева «Кости. Оливки. Самолеты».



  

Экспозиция включает более 30 работ в разных жанрах: живопись, инсталляция, фотография, видео, коллаж. «Эта выставка – о пути человека. О неоднозначном наследии как иллюзорном ориентире и сегодняшней реальности, в которой переплетены моменты выбора, сомнения, сожаления и переживания, – делится куратор выставки, директор Esentai Gallery и основатель проекта Art Future Тогжан Сакбаева, – Еретическая фраза на табличке в мавзолее Ходжа Ахмеда Яссауи «Обглоданные кости собакам», сентябрьские события в Нью-Йорке, анти-утопия Джорджа Оруэлла «Скотный двор», фильм «На Северо-Запад» Альфреда Хичкока, жизненный путь и осмысление работ Ван Гога – лишь некоторые пазлы общего смыслового содержания выставки, которые транслируют представления художника о пути человека и его сущности без громких заявлений и петиций».



  
photo5420278792779311222.jpg

«Оливки, оливы, Гефсиманский сад – размышления о смерти и ответственности… Самолеты как импульс боли от случившихся трагедий. Кости – эстетика «останков» или взгляд на действительность, – рассказывает искусствовед Светлана Кобжанова, – Живописные объекты – это произведения искусства, не просто иллюстрирующие раздумья художника, но своеобразный код истины, где созерцание мгновенно сменяется сопереживанием. На первый взгляд, мир, созданный художником, добр и органичен, цвета звучные, композиции устойчивые, как в плане конструкций, так и в решении каждой грани предмета. В своем ином пространстве восприятия действительности, художник объединяет своеобразные символы эпох, идеологию, традиции».




Я думаю, показывать – документировать и осмысливать свое время, это и есть идентичность.

Сам Рашид Нурекеев иронично определяет свою задачу, как художника: «Я думаю, показывать – документировать и осмысливать свое время, это и есть идентичность. Как Давид во время революции написал мощное, актуальное полотно «Смерть Марата», а потом после революции пошел работать к Наполеону – но картина то осталась. Актуальность прошла, а шедевр остался. И он в дальнейшем помогает народу понять свою идентичность».

Webp.net-resizeimage.jpg1.jpg    

    
Webp.net-resizeimage.jpg
Оливки, оливы, Гефсиманский сад – размышления о смерти и ответственности… Самолеты как импульс боли от случившихся трагедий. Кости – эстетика «останков» или взгляд на действительность.