СВОЯ ПРАВДА

Российская рэп-культура сегодня испытывает основательное казахстанское влияние. Одним из первых был павлодарец Адиль Жалелов, известный как Скриптонит. Теперь и его сподвижник, земляк и коллега по сцене Саян Жимбаев, он же Truwer, вступил в борьбу за сердца и умы молодых слушателей.

 




СВОЯ ПРАВДА
ИНТЕРВЬЮ, ФОТОГРАФИИ И СТИЛЬ     
ЯНА ДАВЫДОВА

МАКИЯЖ И ГРУМИНГ
ВАЛЕРИЯ ВИТКО


AP1R2404_20.jpg
Here and further: coat, Acronym GT-J5A.
          





Как ты занялся музыкой?

У меня был друг, мы тренировались вместе, из-за него я и начал заниматься музыкой. Мне было лет тринадцать, он тогда подал мне пример. И сразу стало ясно – это настоящее. Тогда так казалось, и по сей день моя музыка – вся настоящая. Хотя как таковой музыкой я, если честно, никогда не занимался. Это было что-то вроде развлечения. Мы могли собраться с друзьями и писать какие-то тексты. Было несколько студий, в которые можно было прийти и писать там. Помимо самого процесса было интересно – «Что будет, когда тебя услышат? Хотя бы в пределах этого района?» На большее и не рассчитывали тогда.

А в какой момент появился твой псевдоним?

Году в 2009, когда я готовился к экзаменам, в книге заметил, как на одной строчке было написано «тру», на другой «вер». Я сначала невнимательно прочитал – «тру» и «вера». Увидел и понял это как «вера в правду». Потом заметил, что это одно слово, – и получилось Truwer.

Вот ты переехал в Россию – как здесь с рэпом? Какая разница с казахстанской сценой?

Сейчас в Москве меня все устраивает: работаю, ни на что не отвлекаюсь. Для меня переезд – символ более серьезного подхода к экспериментальному увлечению, которое стало делом жизни. Процесс в принципе не менялся – я как работал в команде, так и продолжаю это делать.

А в чем для тебя заключается командная работа?

Всегда показываю свои работы перед тем, как начинать запись. Могу показать не только своим, но и человеку, очень далекому от рэпа. И если ему понравится, то я буду знать, что не только один я нахожу ее крутой. Могу что-то поменять, если укажут на конкретные ошибки. Это, наверное, и есть для меня работа в команде.

Ты сам пишешь музыку к своим текстам?

Нет, пока не пишу. Хочу этим заняться, но стараюсь больше сосредотачиваться на тексте, на посыле и на идее. Обычно я отталкиваюсь именно от музыки, но, на мой взгляд, гораздо интереснее сначала написать песню, а потом делать под нее музыку.

А что ты думаешь о гострайтинге?

Гострайтинг – это вещь, которую я не понимаю.


AP1R2018_20.jpg
Here and further: leather jacket, Undercover ( SV Moscow).
МНЕ НИКТО НИКОГДА НЕ ПИСАЛ, И ЧУЖОЙ ТЕКСТ НИКОГДА НЕ ВОЗЬМУ.

Если это просто на уровне увлечения – пожалуйста. Бывают артисты, у которых получается писать. Или есть настолько близкие люди, что они могут друг другу писать тексты – хотя бы потому, что видят, как те живут. Такой гострайтинг я понимаю. Но опять же, если ты чем-то занимаешься всерьез, то ты все должен делать сам. Мне никто никогда не писал, и чужой текст никогда не возьму.

Хип-хоп часто выступает как музыка социального протеста и бунта на Западе. На какой стадии хип-хоп в СНГ?

Хип-хоп сходит с ума – не только в СНГ, но и на Западе. Изначально это все было образом жизни, способом подачи себя. Отсюда, наверное, и пошел протест – от социальных запретов. А сейчас все делают что хотят, и людям это нравится.

Ты следишь за творчеством других рэп-музыкантов?

Сейчас вообще русский рэп не слушаю. Качает только то, что делают на Западе. Не вижу интересных типов, от которых я бы услышал что-то интересное. Пусть трек круто звучит, пусть это будет модно, но если в нем нет ничего существенного, я не буду это слушать. Однако, если бы я не знал, допустим, Скрипа (Скриптонита – BLVD) или того же Юрика (Юрий Дробитько, известный под псевдонимом 104 (ЮЧе) – BLVD), то все равно бы их слушал. Есть еще наши близкие друзья – музыканты MiyaGi & Эндшпиль. У нас схожий менталитет, сейчас мы хорошо общаемся, и от их музыки я тоже



 
ПУСТЬ У НАС С ЗАПАДНЫМИ АРТИСТАМИ И ЕСТЬ ОБЩИЕ ТЕМЫ, НО ЖИВЕМ МЫ ПО-РАЗНОМУ.

кайфую. Она своеобразная, ребята делают то, что они умеют, и то, что им нравится.

На какой самой большой площадке уже выступал?

Это был концерт Скриптонита в спортивном комплексе Halyk Arena в Алматы. Там собралось больше шести тысяч человек. Даже не было видно последние ряды людей. Это очень сильная энергетика. Сейчас мы со 104 готовимся к совместным концертам. Нам есть что рассказать: это будет не только альбом «Сафари», но и новые треки.

С кем бы ты хотел сотрудничать из всемирно известных музыкантов?

С одной стороны – со всеми, если бы появилась такая возможность. А с другой – задаюсь вопросами: «Для чего и для кого? Для себя?» С иностранными артистами у нас, может, и есть общие темы, но живем мы по-разному. Конечно, вкладываемся в одну культуру, это ясно, но разница менталитетов существенная. Но, опять же, все может быть.



Pages from 52-63_truwer.jpg