ПОКОЛЕНИЕ Ш.

О супружеской паре Шаяхметовых в Казахстане слышал каждый, кто так или иначе связан с модой и рекламой.

Переехав в солнечный Лос-Анджелес, Марат и Айша основали свою собственную креативную компанию, консультируя различные бренды, среди которых Nike, Hypebeast и многие другие. В интервью BLVD Марат поразмышлял на тему гендерного равноправия, переменах в родном Алматы и о том, что бы случилось, если бы он никогда не уехал в США. 

Интервью Айнур Джумабаева. Фотограф Sam Schmieg. Арт директор Jerald Johnson.

 

Ты сотрудничал с такими брендами, как Diane von Furstenberg, Levi's, Hypebeast, многие из которых базируются в Нью-Йорке. Почему ты сделал выбор в пользу солнечного Лос-Анджелеса? Есть мнение, что этот город не предназначен для насыщенной трудовой деятельности, а создан, скорее, для «расслабленного» творчества. Что ты думаешь об этом?

Мне кажется, что за последние несколько лет в Лос-Анджелесе многое изменилось. Если пять-десять лет назад люди приезжали сюда с целью построить успешную карьеру в киноиндустрии, то сейчас сюда переехало большое количество профессионалов из разных сфер, стремящихся к качественно новому уровню жизни и правильному work-life balance. К примеру, в Нью-Йорке ты полностью погружен в работу, и этот баланс между ней и личной жизнью найти очень тяжело.

Изначально выбор Лос-Анджелеса был для нас с супругой спонтанным. В то время, когда я уже начал заниматься собственным делом, в жизни города произошли значительные изменения. Мне кажется, что в какой-то степени город сам выбирает тебя. Ты либо подстраиваешься под его ритм, правила, жизнь — либо нет.
Часто случается так, что человек приезжает сюда тусоваться и в какой-то момент видит хорошую возможность реализовать свои проекты и планы — либо знакомится с людьми, с которыми можно сделать интересную коллаборацию в дальнейшем. Именно таким естественным путем люди начинают совмещать работу, личную жизнь, хобби и прочее. В этом и есть прелесть Лос-Анджелеса: всегда можно найти гармоничный баланс в жизни, не отрываясь от рабочих процессов. 

Безусловно, важно найти баланс, но когда ты работаешь над интересными проектами, занимаешься тем, что приносит колоссальное удовольствие, грань между работой и жизнью вне ее у тебя стирается. Часто мы не замечаем, как, казалось бы, какие-то мероприятия, знакомства, идеи вне нашего рабочего пространства влияют на продвижение наших проектов и открывают новые возможности для реализации планов. Скажем так, наша работа и личная жизнь органично перекликаются друг с другом. 

В прошлом году ты приезжал в Казахстан — в Алматы — впервые за многие годы. Что привлекло твое внимание в первую очередь?

Я заметил положительные изменения в городской индустрии сервиса. Рост и развитие конкурентной среды по-настоящему чувствуются во всех сферах, будь то рестораны или ритейл, за счет чего и повышается уровень оказываемого сервиса в целом, чему я очень рад.

Что касается менее позитивных впечатлений — сразу бросилось в глаза отсутствие единой архитектурной концепции города, его эстетики. Большинство зданий строится так, что закрывают прекрасный вид на горы — наше достояние и отличительный символ Алматы. Горы — это наша главная изюминка, любимая всеми — и жителями, и гостями города. Безусловно, появились новые интересные здания, но они не создают впечатления единого продуманного стиля.

Заметил ли ты позитивные (или не очень) изменения в людях, их сознании, внешнем виде, отношении к жизни, моде, творчеству и карьере?

Думаю, люди стали намного более open-minded, что не может не радовать. Если сравнивать отношение людей, например, к сексуальным меньшинствам десять лет назад, то сейчас чувствуется большая толерантность в этом вопросе. Меньше неприятия образа жизни людей, их модных предпочтений и больше раскрепощенности в проявлении собственной индивидуальности.

Как мне кажется, появилось больше возможностей для молодых ребят, желающих реализовать свой потенциал в креативной индустрии. За последние несколько лет было запущено много новых онлайн-площадок о культуре, моде, искусстве, тенденциях в креативной индустрии, увеличилось количество глянцевых журналов, местных concept stores, культурных мероприятий и, конечно же, появляется все больше казахстанских дизайнеров, которые создают по-настоящему стильную и интересную продукцию, органично интегрируя в моду элементы нашей культуры. Мне очень нравится продукция молодого казахстанского дизайнера Assel. У нее очень интересная одежда и то, как она комбинирует разные стили и вплетает нашу культуру в современный дизайн, делает ее коллекции более аутентичными и привлекательными. Мне также нравится стиль моих друзей Яна Рэя и Сакена Жаксыбаева. Эти парни не зависят от социальных норм, для каждого из них создание образа — это страсть, спорт, образ жизни.

Ты живешь в Калифорнии, где права за гендерное равенство являются основополагающими. Почему это так легко вписалось в жизнь и культуру региона? В чем принципиальная, на твой взгляд, разница между жителями Алматы и Лос-Анджелеса?

Тема гендерного равенства полов всегда была одной из наиболее горячих и обсуждаемых в истории США еще с начала XX века. Калифорния, будучи одним из наиболее либеральных и развитых штатов, всегда поддерживала идею равных прав и возможностей для мужчин и женщин. 


Когда занимаешься тем, что приносит колоссальное удовольствие, грань между работой и жизнью вне ее стирается.


Мне кажется, что в любой точке мира мужчины знают, что американская женщина (вспомните песню и клип Ленни Кравица — American Woman) отличается своими либеральными ценностями и взглядами на жизнь, четким пониманием и умением отстаивать свои права, она амбициозная и независимая. Лос-Анджелес, Сан-Франциско, Нью-Йорк — это города, где большое внимание уделяется равенству полов, где абсолютно правильно воспринимают желание людей выбирать любой образ жизни и положительно относятся к здоровой сексуальной раскрепощенности. Обществу все равно, какая у тебя сексуальная ориентация, как ты себя ощущаешь или кем ты хочешь быть в будущем: все это сугубо личное дело каждого, и я абсолютно поддерживаю такую философию.

Мой главный партнер по работе — Айша, и я по-настоящему воспринимаю ее как равного партнера, благодаря которому у меня есть возможность лучше понимать, как думают, чувствуют, мыслят и воспринимают мир женщины. Мне бы очень хотелось, чтобы как можно больше женщин почувствовали такое же отношение и восприятие со стороны мужчин. Думаю, следующий эволюционный скачок на уровне индустриальной революции произойдет тогда, когда в мире будут равные права и возможности для женщин и мужчин во всем: в доступе к образованию, в работе, семье, спорте и повседневной жизни. Мне кажется, остроту вопроса гендерного неравенства можно объяснить боязнью мужчин ослабить хватку и перестать все контролировать. Если у женщин будут равные возможности — представьте, сколько появится новых бизнес-проектов, индустрий и какой глобальный скачок произойдет в развитии человечества.

Что касается различий между Алматы и Лос-Анджелесом — я считаю, что в Алматы и в целом в Казахстане люди в большей степени уделяют внимание тому, что о них подумают другие и какое впечатление они произведут. Это создает ненужные барьеры и оставляет меньше времени для определения своих планов и целей и вариантов их достижения. В то время как в Лос-Анджелесе люди больше сфокусированы на саморазвитии, желании доказать, в первую очередь, себе, чего они стоят. Они более эгоистичны, когда дело доходит до воплощения своих идей и планов.

Идея андрогинности и трансгендерности в моде, поп-культуре сегодня вызывает большой интерес у публики, в том числе — интерес здоровый, исследовательский, в контексте культуры и национальных традиций. Какова, на твой взгляд, природа этого явления? Почему взгляды целого мира, ведущих дизайнеров, фотографов и им подобных прикованы к Кейтлин Дженнер, Хари Неф, Андреа Пежич? И почему этот бум случился только сейчас, хотя предмет речи существует уже несколько десятилетий?

Изначально эта волна началась еще в психоделические 60-е, когда люди стали свободно говорить на эти темы. Однако после убийства Кеннеди в некоторой степени усилилась цензура в медиа, обществе и открыто обсуждать вопросы трансгендерности, заявлять о желании сменить пол было не принято, поскольку это неоднозначно воспринималось обществом.

  • кампейн Nike Vapormax
  • бэкстейдж со съемки Hide The Glow

За период президентства Обамы произошло много положительных изменений в этом направлении: легализация однополых браков во всех штатах Америки, открытое обсуждение тем сексуальности и sexual education, вопросов равенства полов в том числе. Если посмотреть на нынешнюю молодежь в Штатах (подростки от четырнадцати до девятнадцати лет), их мировоззрение полностью отличается от взглядов даже моих сверстников.

Приведу пример. Фраза «you run like a girl» у более старшего поколения в большей степени ассоциируется с тем, что человек бежит медленнее, неуклюже и хуже, чем если бы бежал мужчина. Однако у нового поколения молодых ребят нет предрассудков, что один пол имеет превосходство над другим, у них совершенно иные ценности и нет никаких гендерных стереотипов. Именно они изменят устаревшие устои общества.

Лично моя позиция такова: любой человек в праве делать свой личный выбор, жить в гармонии с собой и быть тем, кем он или она себя чувствует, никакие «правила», принятые в обществе, не могут влиять на право человека выбирать свой путь.

Вы постоянно работаете вместе с Айшой. Расскажи о ваших общих проектах. Не утомляют ли вас совместные дела 24/7?

Как я уже говорил ранее, я воспринимаю Айшу как своего партнера и неотъемлемую часть себя. Айша занимается проектами, представляющими наибольший интерес для нее, в которых она лучше всего реализует свои личные качества. Она настоящий человек-компьютер, у нее очень структурированное мышление и стратегическое видение, она движущая сила нашего бизнеса. Мы часто уезжаем в командировки, а бывает, даже находясь целый день вместе в офисе, мы полностью погружены в свои дела и можем не замечать друг друга. Вечером, придя домой, мы рассказываем, как прошел наш день и делимся впечатлениями. 

Что касается нашей работы — одним из последних проектов была презентация и разработка концепта для новой линии кроссовок NIKE Vapormax. Вдохновением для созданного нами концепта и съемки послужило творчество Ридли Скотта, эстетика фильмов о «Чужих» — и тема синхронного плавания. Казалось бы, несовместимые вещи, но мы смогли воплотить все свои идеи самым потрясающим и необычным образом.

  • коллаборация Nike Lebron Soldier

Благодаря Айше, ее личным качествам, харизме и очень развитым навыкам социального общения для этого проекта мы смогли привлечь настоящих звезд: хореографа Мисси Эллиотт, стилиста Соланж Ноулз и Рианны. Такие профессионалы делают нашу команду сильнее, проекты — интереснее, а рабочий процесс начинает приносить еще больше удовольствия. Это была по-настоящему нереальная коллаборация. В целом, работая с командой, мы всегда даем возможность каждому члену Neue School проявить себя, привнести свое видение. Наш принцип работы — утопическая демократия, когда у каждого есть полная свобода для реализации своих задумок.

Обычно все идеи мы обсуждаем вместе, пытаемся понять, насколько они интересны, кто или что понадобится нам для их реализации, насколько это органично вписывается в концепт и принципы нашей компании. Если идея проходит такой аудит, то мы принимаемся за ее воплощение в жизнь. Если же нет — она просто выкидывается из головы.

Расскажи, как развиваются в Штатах диджитал-платформы по сравнению с печатными изданиями?

Сейчас у нас происходит некий ренессанс печатных изданий, когда бумажная пресса больше ориентируется на определенную нишу и аудиторию. Появляется масса независимых модных журналов, изданий об искусстве. Многие медиа развиваются и в диджитал-формате, и в печатном варианте, дополняя друг друга и создавая подходящий контент для разных платформ.

  • коллаборация Nike Lebron Soldier

Компания The Neue School занимается консалтингом, видео, фотопроектами и многим другим. Какое из этих направлений максимально близко тебе как личности?

Мне важно заниматься разноплановыми вещами, чтобы сохранять интерес и драйв. Я очень легко вдохновляюсь и принимаюсь за выполнение работы, постоянно генерируя новые идеи, поэтому смена формата деятельности для меня очень полезна. К примеру, если я слишком долго занимаюсь только консалтингом, мне становится скучно, поэтому я перехожу от консалтинга к видеосъемкам, режиссуре, фотосъемкам и так далее. То, что у нас нет четкой структуры и распределения обязанностей, позволяет нам быть более креативными, гибкими, сохранять интерес, с драйвом и энергией подходить к воплощению идей и проектов.

Поступали ли к тебе предложения о коллаборации из Казахстана? Насколько наша страна интересна тебе в этом плане? Ну и, говоря откровенно, насколько мы отстаем от трендсеттеров модной индустрии?

Нам поступало несколько предложений, но все останавливалось на стадии общения и легкого консалтинга. Мне было бы интересно поработать над казахстанскими проектами, которые в целом продвигали бы нашу культуру и создавали больше возможностей для нашей молодежи.


Я легко вдохновляюсь и постоянно генерирую новые идеи, поэтому смена формата деятельности мне очень полезна.


  • Kehlani for HYPETRAK

Наш принцип работы — утопическая демократия, когда у каждого есть полная свобода для реализации своих задумок.


  • The Neue School
  •  
  • Edward Hajari
  • GLOSS O

Мне кажется, главная проблема Казахстана в нашей сфере — это отсутствие достаточного спроса на рынке на креативные продукты и услуги. Как только будет больше малого и среднего бизнеса, спрос на креативные услуги возрастет, и, соответственно, будет больше возможностей для молодежи реализоваться в этом направлении.

Каким образом развивалась бы твоя карьера (отталкиваясь от твоих талантов и интересов), если бы полем для деятельности стал бы Казахстан, а не США?

Я раскрыл свои таланты и интересы, находясь в Штатах, поскольку начал обучаться совершенно новому направлению — графический дизайн и типографика. Раньше я не замечал, насколько важным может быть шрифт в логотипе, как оттенки цвета могут влиять на восприятие человека, какие фотографии могут мотивировать, вызывать ностальгию и тому подобное. Мне кажется, я бы многое не раскрыл для себя, находясь в Казахстане, и строил бы карьеру в более традиционных, скажем так, индустриях. Если даже представить, что я проявил интерес к искусству фотографии в сорок лет, то, скорее всего, воспринимал бы это как хобби, но не как основной вид деятельности, приносящий реальный заработок.

Возможно, оставшись в Казахстане, я бы смог найти себя в киноиндустрии. Глядя на молодых казахстанских ребят, таких как Кана Бейсекеев, Айс Сеитов, Азамат Дулатов, я вижу, насколько качественный, интересный, стильный и конкурентоспособный контент они делают. Я верю, что такие парни смогут поднять наш кинематограф на совершенно другой уровень. Качество их работ, видение и стиль привлекают внимание многих. Кроме того, у меня вызывает большое уважение их патриотичность и желание развивать креативную индустрию в нашей стране. BLVD

CLASS OF 2017

Only lazy didn’t write about Shayakhmetovs couple. Moving to sunny Los Angeles, Marat and Aisha started their own creative company, advising various brands, including Nike, Hypebeast and many others. In our interview, Marat reflected on the topic of gender equality, changes in Kazakhstan, and what would happen if he had never gone to America. 
Interview Ainur Jumabayeva.  Photography Jerald Johnson.

Last year you traveled to Kazakhstan, Almaty — for the first time in many years. What caught your eye?

I've noticed positive shifts in service in just about every industry. My assumptions attribute it to a more competitive environment which results in the customer being the priority. Growth and development of a competitive environment is really felt in all the spheres, restaurants or markets, level of service is improving in general, which I am very happy about. Regarding less positive impressions — what instantly caught my eye is lack of a unified architectural concept of the city. Distinctive symbol of Almaty is simply hidden by most of the buildings. Mountains — is the highlight of the city, loved by everyone — residents and guests alike. 

Have you noticed positive (or not) changes in people, their consciousness, appearance, attitude to life, fashion, art and carrier?  

I think people have definitely become more open-minded, which is great for our society. Less rejection and limitation of people's way of life, their fashion preferences and more emancipation in the manifestation of their own individuality.

There's been much more interest in Kazakhstani designers as of late and I believe we can attribute it to our people seeking more of their own identity and culture through style and self-image among other things. That demand creates a healthy environment for emerging brands, pop up shops, events, galleries, magazines and websites to blossom and hopefully flourish. I'm personally a fan of what young designer of ASSEL creates. She’s got a very interesting way of how she integrates different styles with Kazakh culture, it makes her collections look authentic and attractive to a broader audience. I see a potential for some of our designers to compete globally specifically because of that individuality. A polar opposite to fast fashion.

You live in California, where rights for gender equality are fundamental. Why did it fit so easily into the life and culture of the region? In your opinion what is the principal difference between the inhabitants of Almaty and Los Angeles?

California, being one of the most liberal and developed states, has always supported the idea of equal rights and opportunities for men and women. I would love to say that society today doesn't care about your sexual orientation or self assessment of gender because those are strictly up to you, but the reality is that there's still a fight for full equal rights out here.  And quite honestly, there's always been a fight for these rights, since the founding days of America, so they've fought a long battle to get to where they are today - it didn't occur naturally. As for the differences between Almaty and Los Angeles — I believe that in Almaty and in Kazakhstan in general, people pay more attention to what others will think about them and what impression they will make. While in Los Angeles, people are more focused on self-development, the desire to prove, first of all, to themselves what they are worth. They are more selfish when it comes to translating their ideas and plans.

The Neue School specialized in consulting, video and photo-projects and many more. Which of these areas is close to your personality?

It is important for me to deal with diverse things in order to remain interested. I'm very easy to get inspired; constantly generating new ideas, so changing the format of the activity is very useful for me. The fact that we do not have a clear structure and distribution of responsibilities allows us to be more creative, agile, flexible, to keep interest, with drive and energy to approach the implementation of ideas and projects.

How would your career develop (based on your talents and interests), if you’d stayed in Kazakhstan? 

I discovered my talents and interests while in the States, as I began to evolve in a completely new direction - graphic design and typography. Previously, I didn’t notice how important  a font in a logo could be, how shades of color can affect a person's perception, what photos can motivate, and cause nostalgia and so on.

Perhaps, having remained in Kazakhstan, I would be able to find myself in the film industry. Looking at young Kazakhstani guys such as Kana Beysekeyev, Ais Seitov, Azamat Dulatov, I see the high-quality, interesting, stylish and competitive content they make. I believe that guys like that will be able to raise our cinema to a completely different level. The quality of their work, vision and style attract the attention of many. Most importantly - they're hungry and ambitious which is what'll get them far  in any industry. In addition, I have great respect for their patriotism and the desire to develop the creative industry in our country.


We all have to accept the fact that the future is about equality on every aspect of human life.


 

comments powered by Disqus