УПРАЖНЕНИЯ В ПРЕКРАСНОМ

Стандарты красоты в современном мире – вещь непредсказуемая. Кто-то скажет, что миром правит вкусовщина, а мы уверены: сегодня, чтобы быть (а главное – считаться) красивым, нужно быть оригинальным, своеобразным, неповторимым – самим собой.
Грани красоты бесконечны, и о некоторых из них рассказали колумнисты BLVD в зимнем выпуске записок.

КРАСАВИЦЫ И ЧУДОВИЩА

То, что вы прочтете ниже, можно считать экспресс-сеансом психотерапии для прекрасных лебедей, которые всегда помнят о том, что они гадкие утята.

Текст МАЙЯ АКИШЕВА.

Как человек, родившийся в 80-е, я застала три декады, когда существование жесткой моды на определенный тип внешности казалось естественным. Так, например, в тот отрезок советской школы, который мне удалось захватить, чтобы считаться красивой, надо было быть: а) блондинкой, б) голубоглазой, в) иметь лосины и длинные волосы. Короткая стрижка автоматически вычеркивала тебя из рядов красивых девочек, если только ты не была Алисой Селезневой из «Гостьи из будущего». Если ты попадала в категорию худые и высокие, тебе стоило привыкнуть к кличкам «шпала» и «грудь-доска-два-соска», даже если тебе было девять допубертатных лет. Если у тебя была атлетическая фигура с выраженными икрами и румяные щеки, как у моей лучшей подруги, тебя называли жиртрестом. Так мы и шли по вечерам домой – шпала и жиртрест.

Была у нас в классе девчонка, ее звали Анной. Она рано сформировалась, была высокой, длинноногой, к шестому классу у нее была женственная фигура, которой бы не погнушался в качестве натуры Пракситель, живи он в 92-м в Алма-Ате, на проспекте Ленина. Аньку травили за то, как она выглядела. «Корова!» – кричали ей вслед одноклассники, а она сутулилась, чтобы казаться ниже, и не оборачивалась. Это было важно – стараться не оборачиваться, притвориться, будто эти слова адресованы не тебе.

Только что притворяться. Токсичные, они остаются шрамами на всю жизнь. Да так, что, сколько ты потом ни слышишь комплиментов, у тебя навсегда к ним иммунитет. Ты научишься улыбаться в ответ, реагировать не как фрик: «Это я голову помыла», говорить «спасибо» и «ты тоже». Но в глубине души ты знаешь: ты не красивый. И хорошо бы просто «нормальный». Красота ведь – это утвержденный постановлением Верховного совета красоты стандарт, в который попадают немногие. Анджелина Джоли, Моника Беллуччи и Наоми Кэмпбелл. Люди, выигравшие генетическую лотерею.

В этих комплексах, конечно, виновата не только школа. Качество, объединяющее советских родителей, – они боялись перехвалить. Считали своим долгом критиковать. Когда я читаю на форумах травматиков слова, которые мамы и папы говорили своим детям (в основном такими вещами делятся женщины, но я уверена, что и мужчины отхватывали свою толику), я понимаю, откуда взялась боди-дискриминация, характерная для сегодняшних 20-35-летних жителей СНГ. Когда Марк Цукерберг женился на Присцилле, большего бурления ненависти в стиле «она же страшная», чем в русскоязычном интернете, не было нигде. Ремарки, которые отпускались родителями, сверстниками, любыми окружающими по поводу кривых ножек, жирных ляжек, круглых щечек, ручек-спичек, слишком маленьких сисек, слишком больших сисек, узких глаз, крупных губ, носа-картошки, носа-пуговицы, носа-шнобеля, вылились в массовую, как бы не поколенческую травму, невротическую озабоченность собственной и чужой внешностью. Люди постсоветского пространства до смешного ассоциируют личность с физической оболочкой. Конечно, боди-фашизм существует везде, но у нас он особенно изощренный.

Женщины боятся стареть, боятся толстеть, боятся тонких губ и плоской задницы, боятся коротких ресниц, тонких бровей, веснушек, морщин, пигментных пятен, неидеальных зубов, ненакрашенных ногтей, недостаточно ламинированных волос. Мы боимся так, словно от соответствия стандарту зависит легитимность нашего существования. Будто в каждой из нас не горит божественный огонь, который подсвечивает изнутри оболочку, которая досталась нам совершенно случайно в генетической лотерее.

Но хорошие новости заключаются в том, что впервые, наверное, в истории мы вступаем в период, когда границы стандартов человеческой красоты размываются. Спасибо активистам боди-позитива и медиа, которые ставят на обложки детей с синдромом Дауна, моделей с витилиго, женщин размера 50+, трансгендеров, старых, лысых, рыжих, конопатых, узкоглазых, черных, альбиносов, губастеньких и обожженных кислотой, коротышек и шпал – всех, кого раньше клеймили за несоответствие Золотому Стандарту, будь он трижды неладен.

Благодаря им я впервые за все время подумала: может быть, мои кривоватые ноги, про которые я думала без особой боли, но с сожалением, – не удались, так и Бог с ними, действительно красивые, если посмотреть на них с определенного угла! Благодаря им я начала осознавать, как изумительно красиво, когда твои глаза при смехе превращаются в две диагональные прорези. Как нежно, совсем как лепесток цветка, выглядит азиатское веко. Как прекрасна может быть обвисшая крупная грудь, похожая на спелый фрукт. Как великолепно отсутствие груди на субтильной фигуре. Как восхитительна сетка морщин на лице старика. Как благородны бледные. Как полны жизни румяные. Как пигментные пятна превращают лицо в карту сокровищ, которую хочется разглядывать с любовью и признательностью.

Я хочу сказать спасибо. Спасибо веку, который вернул каждому из нас полагающуюся ему красоту.


Иллюстрации Карлыгаш Ахметбек.
 

 

comments powered by Disqus