ИРОНИЯ. ИЛИ. СУДЬБЫ.

Мандариновый дух встал над миром, взвился, вскобылился, оплел паутинкой альбедо все сущее, проникая сквозь горные расщелины и зеркальные стволы небоскребов, въелся в трещины жухлого асфальта и пробитые арыки.

Девяносто два пенсионера двухмиллионного города, оставшиеся верными отрывным календарям, с горечью дорывали их последние ошметки. Наступал еще один новый год.

 

Границы миров медленно расступались, обнажая бесконечную плоть самого времени. Видимо, почуяв это, миллионы жадных ртов зароптали на свое поддельное настоящее, заклеймили неслучившееся прошлое и возжелали себе, мне и тому парню – лучшего в наступающем году.

Их этому учили десятки тысяч других таких же предыдущих, верящих  по очереди то в богов, то в чудеса, то в карму.

Потому что приснопамятная система относительности некогда принесла подарок, и сидящий в ожидании трупа врага на излучине реки получил желаемое. Этим утопленником был Альберт Эйнштейн.

Негативная статистика не успокаивает никого: слишком долго приходилось смиряться с миром и его законами, и ведь когда-то этот накопленный жирок удачи и счастья за все то выплаканное должен случиться.

И шепот стоит над землей. И просят, просят, просят…

Просит ребенок.

Просит алчно, истово, не подбирая слов и задыхаясь от не помещающихся во рту желаний. Взгляд у ребенка забитый, а под ногтями траурная каемка никомуненужности.

«Я люблю зиму, потому что снег белый, чистый и мягкий. В том году я опять сбегал от родителей и все искал дом своей бабушки, но стало темно, и я заснул в большом сугробе. Мне тогда снились необыкновенно прекрасные сны, я даже не хотел оттуда возвращаться. Снились конфеты и мармелад, щенята и новые кеды. Очнулся от того, что отчим лупил по щекам, а после начал пинать, что я заставил его беспокоиться. Знаешь, дедушка, я многое хочу попросить: и игрушек, и хлопушек, и еды, которую показывают в праздничных фильмах, и перестать хромать на мою коротенькую ножку, и смерти отчима, и чтобы мама не пила, и чтобы бабушка забрала меня к себе. Много желаний, но надо выбрать одно, поэтому я хочу новенький айфон!»

Просит ожидающий суда.

Просит, часто вздрагивая, сквозь зубы, ни во что уже не веря, но будучи уже не способным молчать.

«Я до безумия привык ходить по грани. Наверное, это семейное. Дед был канатоходцем и даже мелькнул в допотопном фильме, где Любовь Орлова скачет на пушке. Отец обходил всю китайскую границу, от Лобнора до Мордора. Мне сорок четыре года, я врач, женат, детей иметь не могу. А сейчас я прошу, нет, вымаливаю себе подарок.

Чтобы в моем городе и в моей стране появились честные суды. Чтобы я не боялся судей и ментов, а мог бы смело спросить у них дорогу до ближайшей библиотеки. Чтобы буква закона не превращалась в закорючку, а его дух – в душок.

Прошу не снисхождения, не милости, а только лишь справедливости. Которая в наших широтах – в большой цене».

Просит чиновник категории D, сорок седьмой человек в иерархии городского акимата.

Просит уверенно, порубливая ладонью воздух, да нет же – не просит, доводит до сведения ответственной стороны.

«Уважаемый Мороз Д.! В рамках реализации всех возможных и невозможных государственных программ, а также активной и целенаправленной работы по реализации инвестиционных проектов прошу проводить постоянный мониторинг и оказывать содействие по выходу всех введенных объектов на плановую мощность.

На сегодня в ведомственном мне отделе реализуются 10 проектов на сумму 9,3 млрд. тенге с созданием 659 новых рабочих мест.

Дедушка Мороз, дай мне хотя бы половину!»

Резко и заразительно дико хлопнут пробки от шампанского. Одна шестая суши зачем-то будет слушать повтор позапрошлогодней речи путина, в паузах переключаясь на своих президентов. Междумирье взорвется розовым, красным, белым и искристым, настоящее будет объявлено прошлым, будущее – настоящим. Вот оно, самое время сбывать мечты.

И раз уж мы оказались здесь, в мире безвременья, давайте полетим дальше и посмотрим, получится ли у наших героев все, что они задумали.

Ребенок не получит желанного смартфона. Вообще не получит никаких подарков. А после – из волчонка вырастет волк. Злобный, беспощадный, свирепый, с коротенькой лапкой.

Суд признает подсудимого виновным абсолютно по всем выдуманным статьям. Сердце его родителей разорвется прямо на суде. Его следующие желания будут адресованы только богу смерти.

И только у сотрудника акимата все получится. Потому что он загадывает только то, что сбудется его собственными силами.

А теперь – загадывайте желания!


Текст | Валерий Володин.

Иллюстрация | Лашын Уралбаева. 

comments powered by Disqus