ПРОЩАЙ, ВЕЧНАЯ МОЛОДОСТЬ

Мне нравятся старинные города, где все на несколько кирпичиков, эпох и культур давно вросло в землю, где домики помнят прапрапрадедов нынешних немолодых хозяев, а сам их возраст примерно сопоставим с вечно тысячелетним Алматы.

...Ах, эта песочно-сладостная древность, постоянный объект высокого воспеванья и горьковатых дум, на фоне тебя я все еще молод.

Еще вчера, Симба, все это принадлежало тебе. Эти зимние поцелуи в остановившихся лифтах, и жар летних ночей на парковых скамейках, и долгожданно сжатые руки в ночи кинотеатра, и запахи чужих подъездов, где часами ждешь и надеешься, что заветная дверь наконец тихо откроется, не спугнув родителей, и любовь огласит своим присутствием землю и эту свежеподметенную лестничную площадку. Господи, сожги эту юность за то, что она расцвела такой опасной и уже стала чьей-то чужой.

Нет, сэр, невозможно всецело полюбить ностальгию, если она не твоя. Все эти ночи в Крыму, ворох незнакомых фотографий в пыльных хозяйских фотоальбомах, непонятные шутки и незнакомые песни способны вызывать лишь усталость и зевоту. Но внезапное нахождение и перечисление себя в этом прошлом позволяет колокольчику под названием «ностальгия» радостно вздрагивать внутри нас, и юность возвращается под серебряный перебор чужих струн и именно твоих песен. Ах, какие это были песни – никчемные и непримечательные, но хранящие свои особые личные истории.

Время вымывает лишний песок, ненужные образы, воскрешая разноцветные воспоминания идеально чистенькими и прилизанными. Материализуясь, великие люди и места могут показаться настолько маленькими, ненастоящими и незначительными, что заставят сомневаться в том, так ли уж хорош ты сам, напоминая о невыносимой бренности бытия, о пломбах, проплешинах и перегоревших лампочках жизни.

Ностальгия – это кровавый вкус потерь в твоей памяти, так легко приходящий на зов и ладно рифмующийся с верно подобранными раздражителями. Все то, что словно приснилось когда-то давным-давно кому-то так похожему на тебя. Это непошлое полупрошлое манит зеленым урюком и песнями с пластинок, грелками, подложенными в постель, и весенним теплым ветерком, обещающим, что скоро все вновь изменится навсегда. И я снова жду этих снов. Наверное, каждую ночь.

Так я стал старым. Нет, не стал. Но устал. И тот мир меня не исторг. Воистину, самое премерзкое, что есть в постепенном старении, – помнить себя молодым, ярким, пышущим силой и энергией. Когда поглощаешь жизнь крупными горстями и хочется еще и еще: успеха и желанной славы, признания, а еще невероятно много богатства и еще чуть больше любви. Когда любое безумное приключение длиной в сорок восемь часов завершается хеппи-эндом, а минуты сна снова возвращают в строй к неудержимому кутежу.

Юность! Когда мир вокруг сверкает и нечего терять, и оттого безрассудное сердце ничего не боится, а плевые наручные часы уверенно показывают: пришло время покорить мир. Впереди столько времени, что можно не беспокоиться, не вспоминать, а просто жить, жить, жить...

И мы живем, удачно совмещая прогулы с прогулками по краснеющим улочкам и зеленеющим паркам. Молодость как полуденная тень, может стать слишком короткой и быстро пройти, скрывая за собой печальное неизведанное. Но не бывает тени без света, и ты летишь навстречу новым, неизвестным красным фонарям.

Возможно, молодость уходит вместе с любовью, с наивным навыком любить ни за что, просто так. Пусть растерявшие себя парняги вроде Харви Вайнштейна начинают искать утраченную юность между ног партнера гораздо моложе себя, но мы выше этого. Есть, кстати, и другое мнение, что это – артефакт самого сентиментального проявления ностальгии. Становясь старше, мы любим тех же авторов, актеров, режиссеров, что когда-то полюбили в юности. Так чего бы не продолжать любить и типаж красоты родом из юности?

Ностальгия – самый главный наркотик для стареющего. И пока ощущение молодости окончательно не прошло, его нужно превращать в радость. Снова притягивать навстречу себе насыпанное Богом солнце и искренне улыбаться, не забывая работать над своим внутренним счастьем. Ведь все, что мы любим, чувствуем и мыслим в славные молодые деньки, обязательно прилетит в зрелости бумерангом. Пусть это будут признательность и любовь, должная самоуверенность и нечаянная наивность.

Нет, я пока не жду встречи с тобой, моя вечная молодость. Ты кажешься не реальнее лох-несского чудовища или честного судьи. А вот старость, определенно, неотвратима, но еще очень и очень далека. В ожидании ее я уже консервирую лучшие воспоминания. Времени много, но на всякий случай, опасаясь бумерангов, уже берегу голову. 


Текст | Валерий Володин

Иллюстрация | Лашын Уралбаева

comments powered by Disqus